Абсолютная энергия.

Василиса отложила в сторону книжку “Маугли” и подняла на дочь слипающиеся от усталости глаза.
- Мама, а кто такой волк?
- Мы же видели его с тобой в иллюстрированной энциклопедии. И я много раз про него рассказывала. Волки водятся в лесах на планете Земля, с которой мы все когда-то прилетели.
- А в нашем лесу водятся волки?
- Наверное, для волков там слишком тесно, поэтому у нас живут только ежики и зайцы.
- Я тоже хочу когда-нибудь увидеть волка!
- Думаю, у тебя это обязательно получится. Только сначала надо вырасти и преодолеть почти полгалактики, а для этого нужны силы. Давай спать, - зевнула Василиса.

- Мурена, вас вызывает начальство!
- Кто-о?
- Соединяю.
- Привет, Катя! – бодрый голос первого пилота вывел меня из состояния замешательства. Надо спросить Домового, чего он такого начитался, что теперь Виктора величает начальством. Что это за слово вообще такое? Будто из середины двадцатого века.
- Мурена! Ты на связи, или как? Может, на этой планете связь работает так же, как и управляющий аппарат?
- Слышу тебя хорошо, Альфард. – Никами мы пользовались в основном при общении в сети корабля, да изредка как позывными, а все потому, что они были ужасно дурацкими. Но менять их было уже поздно - все к ним привыкли. – Что-то срочное? Что за спешка?
- Ничего особенного, кроме того, что мы повезем к Итылле два груза.
- Как? Нам же запретили брать попутные грузы.
- Второй груз попросил доставить Центральный совет социальной политики и его председатель Петр Можжевелов лично.
- Ого! Мы удостоились чести выполнить их высочайшее поручение.
- Да, именно так.
- А что за груз?
- Не знаю, но похоже что-то комплексное. К грузовому входу уже привезли три черных ящика. А ты где?
- Ну, как тебе сказать... Дела, - уклонилась от ответа я.
- Самые важные дела сейчас на корабле. Завтра вылетаем.
- Как завтра? – это никак не входило в мои планы.
- Это тоже распоряжение Совета. Так что через два часа жду тебя на мостике.
Связь отключилась. Я еще пять минут полюбовалась на изумительную подвеску из Каламова кристалла, по легенде защитившего Гормана от нападения ментального дракона с Варфоломеи. Эти кристаллы добывали только на Земле, в единственной шахте где-то в предгорьях Анд, и я надолго потеряла возможность обзавестись подобным амулетом. Хотя зарплаты на него все равно не хватало.
Выйдя из магазинчика редкостей на первом уровне, я поднялась на лифте до пятого и направилась к вокзалу через тихие немноголюдные парки и дворики, пользуясь последней перед полетом возможностью побыть на лоне природы. Мерно журчали фонтаны, на влажных черных плитах кератита лежали желтые листья осин, было туманно. Из глухих нехоженых лесов завораживающая, невиданная земная осень пробралась даже в парки пятого яруса. Интересно, как они умудряются укладывать идеально ровные плиты так, что в аллеях постоянно стоят неглубокие, но очень живописные лужи? Я наклонилась и подняла лежащий в луже каштан – вот и амулет нашелся, ни чем не хуже дорогущего Каламова кристалла. К тому же в галактике он встречается еще реже.
- Домовой! – в ответ только глухое эхо из глубин сквера. – Прием! Главный оператор Дирижабля! Вас вызывают на связь!
- Да слышу я, зачем так громко!
- Ты – младший по званию, и должен отзываться по первому требованию! И вообще, сейчас ты - дежурный. Мало ли что может случиться на корабле!
- Я и так вечный дежурный.
- Чем ты занимаешься на посту?
- Читаю. Ты знаешь, я подключился к планетарной библиотеке, тут столько интересного! Вот, например Карлос Кастанеда или ...
- Заметно. Твой словарный запас явно пополнился со времени нашего прибытия. Что за контейнеры прибыли на грузовую палубу?
- Понятия не имею!
- Ну, ты же великий и могучий искусственный интеллект! Поройся в базах космопорта.
- Правильно, когда вам, людям, что-нибудь надо, вы начинаете меня хвалить, подлизываться, вы признаете мое превосходство. Но у вас ничего не выйдет – я не тщеславен! – С пафосом провозгласил Домовой. – Ага. Чья-то личная переписка... Архивы перемещения товаров по маршруту Урса Минор за последние сто лет... У нас два фриза с фруктами, там еще некое “молоко”, и ящик с едой.
- Странно. Ведь на Итылле полноценная круговая система снабжения. Да и кому надо три контейнера еды?
- Та-ак. Вот документация на третий: манная крупа, пшенная крупа и хлопья “Геркулес”.
- По-моему, это некий герой античных мифов. Какие будут предположения о природе второго груза? Да, и что у нас с запасами еды?
- Жидкий концентрат витаминов №1, кислородный коктейль, белковый салат, углеводная смесь, клетчатка очищенная. Два ящика галет, три банки кофе, пачка чаю зеленого с бергамотом...
- Это и все?
- Не перебивай. Еще ящик банановой жевачки.
- Чего?
- Банановой жевачки. – Невозмутимо повторил Домовой, не обращая внимания на мою интонацию.
- Кто закупал провизию? Что это за безобразие?
- Виктор, конечно, - наябедничал Домовой.
- Обычно этим занимаешься ты.
- Он – капитан. Что он сказал, то я купил. Не забывай: я на корабле – младший по званию, - вредный ИИ явно пытался нас стравить. Это было его любимым занятием: наблюдать ссоры людей, разнимать их, а потом с умным видом давать полезные советы, как нужно себя вести. Только с нами этот номер проходил редко, чаще он развлекался пассажирами.
- Ладно, приду – разберусь. – В ответ раздалось мерзкое хихиканье. - И накажу кого попало. – Грозно добавила я.
После полуторачасового путешествия в почти пустом вагоне монорельса я прибыла в сектор космопорта. Для таких домоседов, как земляне, все здесь было весьма любопытно и экзотично, для меня же залы ожидания, бесконечные кафешки и сувенирные магазины для транзитных пассажиров были почти родными. Строились они все по одному принципу и в разных концах галактики выглядели почти идентично, поэтому я изучила все их повороты и закоулки. За семь лет в небе я насмотрелась таких диковинок, что демон Максвелла был бы рядом с ними простым котенком, вот только разве что земная осень...
- Катя, ты где? – голос капитана был каким-то странным. Если бы я его не знала, сказала бы, что голос дрогнул.
- На грузовой палубе.
- Поднимись, пожалуйста, на мостик. У меня для тебя ... мнэ... новости.
- Груз?
- Да, – ответ прозвучал так, как будто нам предстояло перевозить живого ментального дракона без блокады. – Ну, ты почти угадала.
Испугавшись, что телепатические способности моего капитана начнут экспоненциально прогрессировать, я отключила связь. Через пару отсеков я услышала уже акустический крик:
- Катя! Не падай в обморок, не все так плохо!
Посреди небольшого помещения кроме капитана в черном комбинезоне, стоял еще высокий светловолосый человек, возле которого приютилась маленькая фигурка. При ближайшем рассмотрении это оказалась девочка лет десяти, с темными волосами, собранными в хвостики, и большими синими глазами.
- Я – Маша! – бойкая девчонка протянула вперед небольшую ладошку. – А ты?
- А я – Катя. Очень приятно. А где груз? – Я вопросительно окинула взглядом мостик, на котором больше ничего не было.
- А это, Катенька, и есть груз, - ласково обратился ко мне светловолосый, указывая рукой на Машку. – Этот милый заяц прибыл к нам с Итыллы месяц назад на грузовом корабле с рудой. Вы – первый корабль, который идет прямым курсом в том направлении, и мы очень просим оказать нам эту услугу. Не думайте, что совет социальной политики окажется в долгу перед вами. Все необходимое уже было доставлено на корабль, ваш компьютер получил рецепты, указания и полезные советы, а также полный справочник по педиатрии и детской психологии. Ух, надеюсь, никаких проблем у вас не возникнет. Машка – ребенок коммуникабельный.
Все время этого импровизированного инструктажа экипаж корабля стоял, разинув рты не в силах произнести ни слова. Когда Петр Амвросиевич замолчал, Виктор посчитал нужным как-то подтвердить получение информации:
- Да, всегда рады помочь, конечно... Думаю, мы сработаемся... То есть, ну, в общем...
- Летной погоды, - шутливо отсалютовал Можжевелов и направился к выходу.

- Что это такое? – Я грозно надвигалась на первого пилота, а он так сжался от внезапного нападения, что непонятно было, кто сейчас на корабле капитан, и кто кого отправит на вахту на полполета.
- Ты о чем? – Виновато отвел глаза Виктор.
- О провизии, естественно.
- А что у нас с провизией? Что-то не так? Я приказал заняться этим Домовому и, кажется, сказал взять обычный набор номер три для беспосадочных рейсов.
- Та-ак... Сейчас я кому-то...
- А что я? Я все сделал, как попросили: страусиные яйца, филе птицы, плоды ананаса, сок грейпфрутовый и томатный, еще сыр, крупа, ну и... – быстро отозвался виновник перепалки.
- Слушай, Виктор, давай его анинсталлируем, а?
- Я давно хочу переустановить систему.
- А мне-то что, вам все равно нужен ИИ, а других версий у вас нет. Только моя, ломаная, пиратская.
- После переустановки утратится твоя идентичность.
- Неправда!
- Просто ты не помнишь, да и не можешь этого помнить. Это как реинкарнация.
- А что по поводу жевачки? Зачем нам ящик банановой жевачки? – Вспомнила Катя.
- А-а-а, ты про это... Я выиграл ее у Менестреля в реверси за кружкой грога. Не тебе же одной развлекаться между рейсами. – Оправдался капитан.
- Как поживает Менестрель?
- А что ему сделается – бродит по галактике. Пишет песни, смотрит на мир... Говорит, выйдя на пенсию, займется написанием мемуаров.
- Ты думаешь, ему дадут пенсию?
- Думаю, трогать его не будут, а он и сам не пропадет. Ведь у него столько друзей!
- Д70Т48! – после требовательного звонка в громкую связь прозвучало от пульта. – Что за безобразия творятся с вашего терминала? Только что была зарегистрирована хакерская атака! За такое поведение мы выдворяем корабли с территории порта без предупреждения! Немедленно сообщите версию вашего программного обеспечения!
- Кгм... Прошу прощения, но дело собственно в том, что... – начал искать пути к отступлению капитан, одновременно прожигая меня глазами насквозь. Полазить по документам космопорта не гнушался и он, когда дело было на небольших захудалых базочках и межпланетных фабриках с пониженным уровнем защиты, но совершать подобные действия на одной из главных планет Коллаборации было верхом наглости. Домовой, пусть и шкодливый, но никогда бы не занялся этим в одиночку, не получив приказа свыше. Значит, его отдала я. Я же не знала, что код доступа к базам порта не был выдан нашей вредоносной системе при посадке! Кто знает, выпустят ли нас теперь вообще с планеты, ведь за такие дела осуждают до ста лет каторжных работ.
- Дело в том, что через полчаса вы от нас неминуемо избавитесь. У нас плановый взлет, мы транспортируем партию белых мышей на Итыллу.
- Речь не об этом, молодой человек, - в разговор вступил дежурный юрист космопорта, - не знаю, осознаете ли вы, что зафиксированный факт хакерской атаки – достаточное основание для выноса приговора? Хм, подождите минутку.
Послышался уже знакомый голос Можжевелова и виноватое бормотание диспетчера, потом кто-то нажал на кнопку. Через несколько минут диспетчер опять связался с мостиком:
- Д70Т48! Слушайте меня внимательно: ровно в пять часов вам будет дан старт. Оставшееся время на финальную проверку систем жизнеобеспечения, взаимозаменяемости... Да, и я бы очень посоветовал просканировать внутрикорабельную сеть на предмет наличия троянцев. Господа, не скупитесь на антивирусы – здоровье системы дороже!
- Ты слышал, Домовой? – зашелся смехом Виктор, как только щелкнула, отключаясь, связь. – Ты – троянец, вот ты кто!
- А я давно вам это говорил, - невозмутимо и чуть обиженно отозвался ИИ, - вытрите меня и купите лицензионный MS Housemaster 3.11, вы же не хотите!
- Ага, вытрешь тебя, как же! Не на того напали. У тебя все узлы системы работают резервными серверами, наверное, ты и на компьютеры планет свои архивные файлы забрасываешь – настоящий вирус.
- И систему он тормозит неслабо.
- Да я же звуковая и графическая оболочка этой системы, без меня вы к ней только в консольном режиме подключиться не можете.

- Нельзя поощрять нарушения дисциплины, - сурово нахмурился офицер безопасности, - мы должны немедленно отправить ребенка любым попутным рейсом домой. Наверное, его родители беспокоятся.
- Ее родители были извещены через шесть часов после пропажи девочки, когда корабль уже нельзя было вернуть.
- Я категорически за то, чтобы показать Машке нашу планету. Нет, ну вы только представьте: такой маленький человечек преодолел огромное расстояние ради того, чтобы увидеть волка! Какое мы имеем право лишать его такой возможности за полшага до цели?
- В таком случае, кто возьмется сопровождать ребенка во время экскурсии? Кто возьмет на себя заботу о его питании и здоровье? Ведь вы не профессиональные воспитатели, психологи, социологи, диетологи...
- Никаких проблем! Поручите ее мне, - радостно согласился Иван. – Я сейчас обо всем договорюсь.
Иван Амвросиевич запросил связь с тайгой.
- Петя, у меня к тебе несколько нестандартная просьба, - появился в эфире голос Ваньки. – Ты же у нас сибирский зоолог и специалист по биологической регенерации...
- Можешь переходить сразу к делу, - несколько нетерпеливо перебил его Петр. Он не любил, когда его беспокоят во время утренней прогулки по лесу.
- Дело весьма щепетильное, - замялся Ванька, - через полчаса у тебя в институте приземлится вертолет. В нем прилетит человек, которому очень хочется посмотреть тайгу, в частности стаи волков. Когда ты увидишь, думаю, сам все поймешь. Я знаю, ты не любишь туристов, но тут совсем другое – это особенный человечек и прошу за него я.
- Договорились, - недоуменно пожал плечами Петр. Что за секретность?

Торговое судно третьего класса Д70Т48 по кличке Дирижаблик было, по сути, морально устаревшей, латанной-перелатанной развалюхой. В порту Земли он пережил капитальный апгрейд, без которого вряд ли смог бы оторваться от планеты. Были заменены навигационная система маневрирования, внутренняя автоматика, системы жизнеобеспечения и контроля здоровья пассажиров. Корпус был покрыт тонкой пленкой нового оптиусиленного материала, в компьютерной начинке заменили протоколы связи, добавили оперативной памяти, поменяли центральный процессор. В результате старый хромой кораблик получил возможность достойно летать еще лет десять-двадцать, ни в чем не уступая только что покинувшим верфи, ведь он был сделан на совесть для исследований на дальних рубежах.
Все эти улучшения произвели бесплатно инженеры космопорта в оплату за доставку опасного и важного груза. Контракт оказался действительно спасительным для корабля, только что прошедшего мясорубку Гравитационного Лабиринта, и, хотя Виктор предпочитал не связываться с государственными организациями, в этот раз он был доволен.
Со стороны могло показаться, что Дирижаблик неподвижно висит в пространстве. На самом же деле он шел к цели на предельной скорости, и, если бы не рассчитанная заранее траектория, никто не смог бы предсказать, куда он угодит в следующие пару минут. Собственной вычислительной мощности корабля хватало только на расчет малых поправок из теории возмущений, а основную траекторию перед полетом рассчитывал вычислительный центр космопорта. Это позволяло экономить на стоимости и массе процессорных систем при построении легких транспортных и исследовательских судов.
Виктор перекупил Дирижаблик, когда его хотели отправить на переработку, и потом еще лет пять выплачивал кредит Центральному Банку Земли. Но сравниться с собственным летающим металлоломом не может даже супернавороченный арендуемый корабль. На своем судне можно установить свои порядки и подписывать только те контракты, которые ты сам сочтешь нужным.
Катя появилась в экипаже корабля на семь лет позже. Она с отличием окончила летную академию, до этого получив диплом системного администратора в университете Земли. Потом она сводила огромный пассажирский лайнер до Проксимы Центавра-6 всего два раза, и поняла, что это – не ее дело. В космопорте этой системы ей и встретился Дирижаблик. Причем сначала она познакомилась именно с кораблем, а уже потом подала капитану заявку на вакансию второго пилота. Коллеги попытались ее вразумить рассказами о тяготах и невзгодах жизни фрилансера, но она не стала никого слушать. Через два дня она ушла в свой первый свободный рейс с партией лимонной цедры и деревянных шкатулок в направлении Урса Минор.
Домового, последнего члена экипажа, им принес старый знакомый скитальцев и путешественников галактики Менестрель. Помнится, они рассказали ему, что корабль требует управления и надзора, а нанимать третьего человека будет убыточно для предприятия. И он дал им носитель с этой невыносимой и необходимой программой, основанной на каких-то древних исходниках из архива библиотеки искусственного интеллекта. Домовой установился и распаковался сам, и с тех пор, несмотря на все угрозы, удалить его еще не удавалось никому.

Виктор и Машка играли в реверси. Партия близилась к завершению, и капитан неизбежно проигрывал. Кто бы мог сказать, что этот десятилетний вундеркинд за два часа так научится играть в логическую игру, что начнет обыгрывать чуть ли не Домового? Тот, впрочем, ей подсказывал.
- А на что мы играем?
- Вот ты какая корыстная!
- Просто ты говорил, что вы с Менестрелем играли на ящик жевачки. Я думала, что так нужно.
- Да нет, Машка, ты не поняла. Люди придумывают игры ради удовольствия и играют в них, чтобы пообщаться, а не чтобы что-нибудь выиграть.
- Виктор, а что это за черный ящик в трюме?
- Это наш груз. Энергетический контейнер – результат длительной деятельности сложных псевдоквантовых и гравитационных механизмов. Ученые отыскали двойную систему с очень необычными и полезными параметрами и смогли использовать ее для консервации энергии. Эта штука создавалась целиком и ее невозможно даже поцарапать. Нет в галактике такого приспособления, которое смогло бы отколупнуть от ящика хотя бы кусочек. Только специально спроектированный полупреобразователь предназначен для того, чтобы использовать хранимую в контейнере энергию. Я сам толком не понимаю, как он работает, но говорят, что он не вскрывает ящик, обрабатывая его целиком.
- Значит, его нельзя никак повредить?
- В повседневном масштабе энергий – нет.
- Мама тоже говорила мне, что стекло с алмазным покрытием нельзя поцарапать... А спорим, я поцарапаю контейнер?
- Это заведомо бессмысленный спор.
- Ну спорим?
- Я не хочу даже говорить об этом. Это глупо.
- А все же?
- Ладно. – Сейчас Виктор согласился бы на что угодно, чтобы эта настойчивая малявка перестала канючить. - Давай так: если ты поцарапаешь ящик до прибытия на Итыллу, я отдам тебе всю банановую жевачку.
- По рукам! – с деловым видом заключила Машка.

- Интересно, а почему они так пекутся о Машке? Вроде ничего особенного, простой ребенок научных работников с далекой планеты.
- Я тоже задавал этот вопрос, и вот что нашел в библиотеке космопорта Земли. Мы редко читаем газеты, Катя, и не следим за новостями. Общество изменилось с тех пор, как мы ушли в космос. В космопортах и на кораблях не встретишь детей, эти места по-прежнему сопряжены с риском, поэтому мы не замечаем очевидных изменений. Так же редко дети теперь появляются на улицах города. Мало кто думает о семье в старомодном смысле слова, люди стремятся делать карьеру, развлекаться, путешествовать, отдыхать, исследовать, наконец. Взрослым людям все равно, откуда появятся следующие поколения, обычно об этом начинаешь задумываться только к старости.
Еще когда мы были маленькими, процветали общественные воспитательные заведения и лаборатории клонирования, так вот: теперь они дают основную часть растущего населения. Очень мало кто из десятилетних детей сегодня растет в семье. В пансионатах работают квалифицированные и высокооплачиваемые специалисты по детской психологии, педагогике, педиатрии, там за ними организуется надлежащий уход, одаренные выявляются на самых ранних стадиях и отделяются с целью раскрытия способностей. Самим воспитывать детей считается чуть ли не неприличным. Дети ушли из нашего общества, из нашей жизни, и это грустно. Ведь они привносят непосредственность и воображение, они учат нас радоваться каждой минуте, удивляться совершенно обычным событиям. Воспитывая детей, люди сами взрослели и мудрели, а теперь...
Вот почему, обнаружив эту пиратку в грузовом отсеке корабля, пилоты решили продолжать полет к Земле, а Иван Можжевелов, встретив ее в космопорте, сделал все, что мог, чтобы ее пребывание на планете было интересным. Только душевно молодые люди способны так отнестись к ребенку, поддержав его вполне серьезные начинания.
В наш век люди редко задумываются о том, откуда они вышли и куда направятся после. Они бегут вслед за стремительно меняющимися событиями. А ведь и правда интересно, куда мы попадем после того, как честно и праведно отслужим необходимый срок. В наших городах больше нет двориков с качелями и песочницами, там не слышится веселый крик ребятни, играющей в казаки-разбойники, и никто не прыгает в классики весенним деньком. Но вместе с ними из наших сквериков исчезли пожилые люди, старики, инвалиды. Я не спорю, стремительный прогресс медицины позволил нам быть сильными и здоровыми и жить до ста восьмидесяти лет с лишком. Но ведь что-то будет и потом, немногие люди умирают на производстве, куда же деваются остальные? Наш мир представляет собой некое идеальное общество, в котором есть только взрослые и молодые крепкие, красивые люди. В нем не нашлось места слабости, уродству, неполноценности – это результат естественного отбора. Но, если так, значит, кто-то умышленно производит отбор, подводя черту между нормальными и нестандартными. А что происходит с теми, кто рано или поздно выпадает из определения нормального?

- Мурена, вас вызывает мостик!
Домовой прервал занятие по медитативной мнемопрактике на самом трудном месте, которое Катя пыталась осилить уже пятый раз. Естественно, хорошего настроения это ей не прибавило, а данный раздел требовал состояния доброжелательной расслабленности. Определенно, мнемопрактика давалась ей с трудом, но если она хочет попасть в состав первой экспедиции к М31, то сдаваться бесполезно. Есть только один путь – вперед.
- Я вас слушаю, Альфард! – подчеркивая слова, сказала Катя по прямой связи. Ей для полного счастья еще препирательства с компьютером не хватало. – Какие-то проблемы?
- Извини, Катя, я знаю, что ты занята. Но у меня плохие новости.
Катя была уже возле консоли управления корабля. На черном фоне светились разноцветными буквами сообщения различных служб, летавшие в эфире и пойманные антеннами Дирижаблика.
- Просьба 8.56 научно-исследовательского центра системы Вега-2. В связи с госзаказом на ряд экспериментов по энергетике и с прибытием оборудования, просим связаться с нами для обсуждения вопросов доставки контейнера.
- Сообщение 05 Министерству по пресечению пиратства и незаконных транспортировок. Корабль Д70Т48 нарушил директиву 02068080, в связи с чем поставить его на учет неблагонадежных и угнанных судов.
- Директива 02068080 Совета полезных ресурсов Консорциума. Отправитель Альдебаран-5. Получатель Д70Т48. Требуем немедленно прекратить незаконную транспортировку стратегического груза к Итылле, и последовать директиве 01003754, уведомляющей о месте доставки. В случае невыполнения требования по кораблю будет немедленно открыт огонь на поражение резонансными орудиями военных линкоров системы Альдебаран.
- Внимание! В случае дальнейшего молчания в течение часа по вам будет открыт огонь на поражение.
- Уведомление 7.3. В связи с ремонтом ретранслятора связь с системой Солнце-3 будет прервана.

- Ну, как поживают слоны и лотосы? – Домовой не удержался от колкости.
- Перестань, видишь: не до тебя сейчас. Лучше выдай содержание почтового ящика. – Нельзя сказать, что такие новости – лучшее лекарство от плохого настроения, но вряд ли кто-нибудь пытался охарактеризовать свое душевное состояние в таком положении. Не до того.

Здравствуйте, Дирижаблик! У вас одно непрочитанное сообщение.

Привет! Это я, Петр Можжевелов. Как там в небе? Надеюсь, что с грузом никаких проблем не возникло, вы ведь нашли общий язык. Хочу предупредить: у нас возникли недоразумения с администрацией бюрократической организации Альдебарана и с научной станцией Веги. Они тоже подавали заявки на контейнер, и вроде бы коэффициент потребности у них выше, чем у Итыллы. Возможно, они обратятся напрямую к вам. Не беспокойтесь, мы сами разберемся со своими вопросами, просто делайте свою работу.
Летной погоды!

Альфард: - Петя! Так это называется “обратятся напрямую”? Кто разрешил им угрожать пушками?
Бот: - В связи с системой Солнце-3 отказано.
А35Р40: - Немедленно заглушите двигатели. В вашем распоряжении 23 минуты.
Мурена: - Вы ведете себя, как настоящие бандиты. Неужели две государственные организации не могут договориться иначе, как с помощью оружия?
А35Р40: - Земля не ручается за вас. Вы сами отвечаете за свои действия. По закону это – несанкционированная перевозка результатов научных исследований.
- Интересно, а откуда здесь линкоры Альдебарана? – спросила Катя по внутренней связи.
- Весьма уместный вопрос. На локаторах они видны на расстоянии около полутора парсек. Ого, да у них на борту целый арсенал! Там есть такие новинки, о которых мы даже представления не имеем.
- Значит, Альдебарану настолько нужен блок, что они подогнали вооруженные до зубов боевые корабли заранее.
- Петр просил не менять курс. Что будем делать?
- Сгорим во славу Консорциума!
- Знаешь, мне не до шуток - на борту ребенок. Нашими жизнями я еще мог бы рисковать, да и то это глупо – погибнуть из-за того, что какой-то бюрократ в управлении не вовремя разобрал почту. Голосую: сойти с визирной линии.
- Куда ты собираешься выходить?
- Видишь вот эту туманность на полпарсека слева от курса?
- Ладно, поддерживаю твою идею. Выходи. Только имей в виду, что на последующее выставление визира нам придется задействовать всю вычислительную мощность, включая настольный калькулятор, в течение пяти суток. И еще не факт, что выставим мы его правильно.
- Я согласен, что это несколько рискованно, но гораздо более рискованно злить дюжих вояк задиристой и вздорной планеты Альдебаран-5.
Вышеупомянутый ребенок сладко спал на койке в Катиной каюте, положив щеку на “Десять тысяч лье под водой”. И снились ей неизведанные глубины древней планеты, которую она недавно покинула, старинные механизмы, герои и романтика опасных путешествий.

А35Р40: - Срочно заглушите двигатели и измените курс. Это будет последним, что вы сделаете на свободе.
Мурена: - Мы как раз и занимаемся тем, что меняем курс. На это, знаете ли, надо время. Перестаньте нам угрожать и свяжитесь в конце концов с Землей.
Альфард: - Петя! Если вы не отзоветесь в течение 5 минут - не обессудьте, но разговаривать будет не с кем.
Бот: - В связи с системой Солнце-3 отказано.
А36Р40: - Солнцу-3 на вас наплевать. Они избавились от этого яблока раздора. Теперь решение за вами.
Солнце-3: - Что за безобразие? Немедленно прекратите, иначе это вы попадете под трибунал! Корабль занимается доставкой ценного груза, а вы вздумали играть в космических пиратов. Дети и то лучше себя ведут!
А36Р40: - Вы нам не указывайте. Мы – люди маленькие, что приказано, то и выполняем. Разговаривайте с советом, пока еще не поздно.
- Внимание! Кажется, я засек сигнал этих “линкоров”, - ворвался во внутреннюю связь Домовой. – Да они же в порту приписки, в системе Альдебаран! Это блеф!
- Значит, курс менять не стоило.
- Поздно. Автоматика в процессе выполнения программы – если мы не хотим попасть в центр голубого гиганта или куда похуже, не стоит изменять программу.
Альфард: - Петр! Альдебаран блефует, их линкоры на приколе. Мы установили это слишком поздно - полным ходом идет смена курса. Доставка груза будет задержана дней на шесть, кроме того, нам нужны начальные данные для уравнений движения.
Д-8: - Вы абсолютно правы! Планеты консорциума не любят применять оружие, в отличие от нас. Так как вы все равно сменили курс, предлагаем выгодную сделку: вы отдаете контейнер, а мы отпускаем вас на спасательном боте. Живыми.
Бот: - В связи с системой Солнце-3 отказано.
В небольшом помещении мостика повисла тишина, только об стекло иллюминатора изнутри билась земная сонная муха. За пару минут оба члена экипажа смогли привыкнуть к зияющей простоте и неизбежности разгадки.
- Пираты. – Голос капитана подвел черту под убийственной реальностью.
- Где пираты? – раздался от двери восхищенный голос Машки. – А мама говорила, что их давно уже не бывает. Но я знала, что они существуют! – С этим возгласом девчонка побежала к управляющей консоли. Катя не глядя обняла ее и прижала к себе.
Альфард: А что будет в том случае, если мы не согласимся на ваше любезное предложение?
Д-8: Мы уничтожим вас и подберем контейнер. С нашим оборудованием, я думаю, вы уже ознакомились. Итак, ваш выбор?
Альфард: Нам нужно время.
Д-8: Это бесполезно. Связь блокирована, вы все равно ничего не сможете сделать. Даю вам два часа, потом без предупреждения начинаю атаку.
- Что будем делать? – Как ни странно, этот вопрос задал Домовой.
- Интересно, а почему они так великодушно разрешили нам подумать? И зачем они вообще с нами разговаривают? Могли бы захватить гравиизлучателями, а потом раскурочить.
- Наверное, они боятся повредить груз. В таком случае лучше всего просто уничтожить экипаж биорезонаторами, а для их разогрева и ускорения нужно время. И прорва топлива. Вот они и понадеялись на наше благоразумие.
- Я запустил систему автоматического подбора вариантов и принятия решений. Через пару минут она выдаст полный список возможностей, но я бы не стал на нее полагаться. В таких ситуациях компьютерная вычислительная мощь – ничто по сравнению с человеческой интуицией. Первый вариант, диктуемый чувством самосохранения системы – сдаться.
- Думаешь, это – честные пираты, и они нас отпустят с миром? Кроме того, мы не имеем права отдавать им груз.
- Я так понимаю, что сражаться бесполезно. У нас на борту лазерные резаки и непосчитанный визир дальнего следования. А у них...
- ... Накачка-3000, усилительные блоки даже в жилых отсеках, еще биорезонаторы и монопольные излучатели... – читал технические характеристики оружия капитан. – Ух ты, генераторы поля Хиггса! И полупреобразователь... Да-а, они хорошо подготовились к получению контейнера, если они его захватят – это будет равносильно гибели Консорциума.
- Улететь или отбиться мы не можем. Сдаться – не имеем права. А можно ли уничтожить груз?
- Исходя из самой конструкции ящика, распаковать его может только вскрывающее приспособление размером с Дирижаблик, которое предназначено для получения и преобразования энергии из него. Такое, например, установлено на борту наших противников. С другой стороны, можно попробовать уничтожить его целиком. Например, если маневрировать в поле гравиизлучателей, можно получить при столкновении импульс, необходимый для образования субкварковой плазмы. На этом уровне энергий взрывается все, даже контейнер.
- Разве обычный гравиизлучатель может сообщить такой импульс кораблю?
- Представь себе, да! Мы в летной академии проводили испытания простеньких комплектных излучателей и достоверно зафиксировали появление субкварковой плазмы. Тогда еще появилось предложение использовать подобные столкновения вместо ускорителей в экспериментальных центрах.
- Вот почему они не используют гравиизлучатели...

- Думаю, мы зашли в тупик. У нас еще полтора часа, а ребенка давно пора кормить. Предлагаю пообедать, а потом обсудить все обстоятельно.
Получив подтверждение в виде задумчивого мычания, Катя отправилась воевать с овсянкой и куриными котлетами. “Вот уж где неистребимая оптимистка!” – с тихой завистью подумал капитан, - “говорит так, как будто полтора часа осталось до какого-нибудь старта, а не до окончания нашего существования”.
В дверях снова появилась любопытная девчонка. “О нет! Только не это!” – подумал Виктор с ужасом. Порой любопытные маленькие дети бывают просто невыносимы, особенно когда у взрослых людей возникают совсем неинтересные, тяжелые проблемы. Капитан все еще пытался сосредоточиться на поиске решения из заведомо безвыходной ситуации. В голову бесцеремонно лезли совершенно обыденные мысли, есть совсем не хотелось.

- Виктор, пошли, я тебе что-то покажу! – Маша стала напротив него и уставилась прямо в глаза, всем своим видом давая понять, что на этот раз от нее так просто не отделаются. – Это очень-очень важно.
- Маша, - Виктор посмотрел на девочку умоляющими глазами, - пожалуйста, оставь меня в покое. Дай мне подумать.
- Всего на минутку...
- Маша!
- Ну, Виктор, ну пошли. Важнее не бывает: я выиграла спор!
- Неужели ты не понимаешь, что есть дела поважнее твоих дурацких споров! – взорвался Виктор. – Когда взрослые просят тебя не мешать, лучше отойди в сторонку!
Маша, не привыкшая к повышенному тону, испугалась и убежала. Капитан был недоволен своим поведением: нельзя было кричать на ребенка, но в такой ситуации он был впервые. Руки бессильно разжались, из них выпал тяжеленный справочник по физике высоких энергий и с грохотом свалился на пол. Одно дело нести ответственность за себя и Катю, взрослого человека, добровольно идущего на неизбежный риск, и совсем другое - везти на борту маленького человечка, которого ждут родители на его родной планете. А когда этот человечек еще и путается под ногами в такую минуту! Наверное, девочка сейчас горько плачет от испуга. Надо будет потом перед ней извиниться... Если будет потом.
В дверях кухни появилась Машка:
- Я помогу тебе?
- Конечно! Как бы я без тебя справилась? – улыбнулась Катя.
- Катя! А почему Виктор такой злой?
- Он не злой, Машенька. Он просто устал: ему сейчас тяжело.
- Он кричал на меня.
- Нда, это на него не похоже. Кричать вообще нехорошо, – заметила Катя, гладя Машкины волосы. Они были длинные и густые, не то что короткий шелковистый ежик на голове у Кати. С каким удовольствием она каждое утро заплетала девочке косички и завязывала хвостики!
Внезапно потянуло горелым, и обе поварихи поняли, что котлеты они спалили.

- ... Достигнуть просветления и впасть в Нирвану. Вариант 40: обратить пиратов в буддизм или даосизм. Это самые мирные религии мира, пираты добровольно откажутся от террора...
- Ты же понимаешь, что это бред.
- Интересно, а какого вероисповедания наши пираты? Надеюсь, они не исповедуют ислам, хотя, похоже уже все равно.
Программа по подбору вариантов была написана не без чувства юмора, однако в данной ситуации у капитана не было возможности оценить его по достоинству. Во время этой малопродуктивной вялой беседы с искусственным интеллектом, Виктор усиленно старался что-то вспомнить. Что-то важное, сказанное буквально минут пятнадцать назад в этом же помещении. Что-то, касающееся контейнера.
- ... Кстати, зря ты так с малышкой. Она действительно хотела показать тебе кое-что важное.
- Что? – выпал из задумчивости Виктор.
- Альфард! – взволнованно прозвучало по внутренней связи. – Смотри, что происходит на грузовой палубе!
“Что может быть еще хуже?” – подумал капитан, изучая вид с камеры внутреннего обзора. В огромном, высоченном грузовом отсеке сейчас было удивительно пусто, лишь возле пятой западной переборки на укрепленной платформе располагался небольшой куб стратегического груза. Однако черная матовая поверхность уже не была такой цельной, как раньше: поближе к верхнему правому углу грани светилось небольшое пятнышко.
- Контейнер распакован, сейчас его энергия идет на образование разных интересных частиц. Я могу обнаружить здесь все вплоть до W- и Z-бозонов, - прокомментировал Домовой.
- Сколько осталось до вскрытия?
- Минуты три, не больше.
- Домовой, срочно перекидывай его в туманность с пиратскими кораблями. Сектор X9Y7Z10. Катя, Маша, вы где?
- Мы в кают-компании.
- Срочно на мостик, займите кресла. Мы выходим в дальний прыжок без визира - возможны перегрузки. Домовой, освобождай оперативную память, выгрузи все лишние приложения и включи блокировку интерьера корабля.
- Отлично, капитан! – Саркастически отозвался ИИ. – Вы хотите нас уничтожить. Сообщите хотя бы вектор прыжка.
- Запусти расчет вектора прыжка...
- ... направление?
- Прежнее.
В помещение вбежали Катя и Машка, а, когда шебуршание ремнями безопасности прекратилось, все застыли в ожидании прыжка. На большой потолочный экран внешние камеры выдали картинку черного кубика в короне частиц, античастиц и гамма-излучения. Этот дьявольский бурлящий суп порождался энергией, которая была запакована в контейнере. Процесс шел экспоненциально, если не быстрее, и все должно было закончиться взрывом с образованием небольшой вселенной, но вдруг что-то изменилось во внешних условиях. Сначала об этом сообщил Домовой, а потом изменения стали заметны на экране.
- Пираты включили генераторы Хиггса.
- Поздравляю, не многие люди могут похвастаться, что видели их в действии.
- Они не могли не заметить происходящего. Эта штука так фонит, что у меня даже сейчас внутренние детекторы зашкалило.
- Смотрите, оно коллапсирует!
Под влиянием внешнего поля частицы приобрели массу. Теперь, когда вещество стало преобладать над антивеществом, оно начало схлопываться, взрываться внутрь, затягивая вещество туманности и близкорасположенные корабли. Но гибели пиратских судов пассажиры Дирижаблика уже не увидели. Он рванул с места, направляясь к заданной наудачу точке пространства.
Тишину на мостике нарушало уютное мурчание компьютера.
- Вероятность безопасного прибытия 78%. – Сообщил Домовой.
- Будем надеяться, что мы не сильно перепрыгнем через пункт назначения. Так что же случилось с грузом, кто его вскрыл?
- Я. Я же сказала тебе, что выиграла пари! – С гордостью сказала Машка.
- Но как? – Глаза капитана медленно поползли к бровям.
- Она его проковыряла!
- Машенька, солнышко мое, - капитан как-то странно посмотрел на ребенка, - расскажи мне, пожалуйста, КАК ты это сделала?
- Я его поковыряла перочинным ножиком. Это было немножко сложнее, чем поцарапать алмазное покрытие, но, в общем, реально.
- А кто сказал, что груз неразрушим?
- Кхм, вы думаете, что, получив этот объект два года назад, инженеры не попытались его разломать и посмотреть, что внутри? Да они не только лазерные резаки пробовали…
- Значит, перепробовали не все.
- Я решительно отказываюсь в это верить.
- Ты поступаешь согласно совету Козьмы Пруткова, - блеснул новоприобретенной эрудицией Домовой.
- А это кто?
- А-а-а, был такой древний русский мудрец. Он говорил “Если на клетке с тигром написано “Буйвол” - не верь глазам своим”.
- Не понимаю! – Твердо заявил Виктор. – Контейнер цельный, он не разделяется на оболочку и содержимое. Это невозможно даже с философской точки зрения!
- Знаешь, Виктор, философия – это стройный набор логически организованных сказок. Многое в ней, да и в физике тоже, основывается на вере. Вот по твоей теории вскрыть это чудо техники невозможно. А Маша вскрыла – это значит просто, что твоя теория неполна.
- Физика уже сто лет считается законченной теорией мироздания!
- Знаешь, так думали много раз на протяжении развития цивилизации...
Виктор бесспорно лучше разбирался в уравнениях общей теории поля и квантовой гравитации, зато Катя при подготовке к экспедиции на М31 прочитала уйму околонаучно-философской литературы, как нашего, так и прошлых веков. Капитану пришлось поверить своим глазам и закрыть эту тему, а точнее, отложить ее обсуждение.
- Маша. Я хотел перед тобой извиниться за свое поведение. Я считаю, что кричать на людей непростительно.
- Да ладно. Я тебя давно простила.
- А еще я хочу присвоить тебе почетное звание третьего пилота Дирижаблика. Когда бы ты ни ступила на его борт, тебя будут встречать как самого важного гостя. Ну и, конечно, ты выиграла этот злополучный ящик банановой жевачки.
- Урра! Мы победили! Пираты повержены!
- Боюсь, радоваться пока что рано. – Вмешался во всеобщее веселье здравомыслящий Домовой. - Совершенно неизвестно, где и когда автоматика выведет корабль, и насколько корректно она это сделает. Кроме того, мы потеряли груз, поэтому благоустройство исследовательской базы на планете Итылла откладывается еще лет на пять.

- Мама! Я видела настоящего волка! - Девочка бросилась к стройной темноволосой женщине, стоявшей в дверях беседки. – А еще у нас было столько приключений, столько всего интересного, что за два года не расскажешь!
- Как я рада, что ты вернулась, солнышко мое! – Машку стиснули в объятиях.
– Я вижу, у нас гости.
- Да, - девочка спустилась на землю и побежала навстречу двум людям в черных комбинезонах космических путешественников. – Я привела Настоящих друзей!
- Заходите, попьем чаю, познакомимся, - Василиса указала на накрытый стол в беседке. – Машкиным друзьям в этом доме всегда рады.
- Здравствуйте. Я - Виктор, - представился капитан. – А это Катя.
- Василиса. Вы заходите, не стесняйтесь!
В огромной оранжерее испытательного центра шумели сосны и кедры, стучал дятел, а в тени тонко звенели комары. К беседке, приютившейся под раскидистой ивой, по разнотравью вела тропинка. На путников хищно скалилась крапива. На столе стоял большой бисквит с настоящими земными яблоками (так вот зачем они понадобились Машке!), несколько плошек с медом и, как ни странно, большой старинный самовар.
- Не удивляйтесь, - кивнула Василиса на самовар, - это наша семейная реликвия. Считается, что она приносит удачу. А мед у нас, к сожалению, синтетический... Если не любите, я достану малиновый джем...
- Не стоит беспокоиться, - остановила ее Катя.
- А все-таки жаль, что нам не удалось доставить груз. Сейчас здесь роились бы пчелы.
- Спасибо вам, что вы доставили вот ее. А испытания подождут. За это время мы сможем добиться лучшего КПД от полупреобразователя.
- Кстати, - обратился Виктор к Кате, - знаешь последние новости с Земли? Мы уничтожили два пиратских корабля и дали кое-какие наводки службе безопасности. Неспроста ведь нас вынудили сойти с траектории именно в этой туманности.
- Каким будет ваш следующий рейс?
- Пока ничего нет, но к тому времени, как мы доберемся до Солнца, что-нибудь появится.
- Я теперь знаю, что такое настоящий друг. А еще я видела пиратские корабли: они большие-большие и вооружены до зубов. Прямо как давным-давно в Средиземном море.
- А как тебе земные волки? – поинтересовалась Василиса.
- Здорово! А знаешь, что? – наклонив голову набок, спросила Машка. – В нашем лесу тоже водятся волки.
- Правда? А откуда ты знаешь?
- Правда-правда. Я тебе потом покажу.

Здравствуйте, Дирижаблик! У вас одно непрочитанное сообщение.

Привет отважным звездоплавателям! Это снова Петр Можжевелов. Ко мне заходил Менестрель перед отлетом на Фомальгаут и слезно просил не давать банановую жевачку ребенку. Он рассказал мне о долгом и трудном пути, который прошел этот ящик перед тем, как попал к нему. Сам Менестрель выиграл его у шахтеров Греданы, которым привез этот ящик в качестве гостинца пару лет назад космический летописец. Ему жевачку проиграл в покер свободный стрелок по кличке Марбл на одной из лун Альтаира-2, тот же получил его в оплату старинного пари между его отцом и бабушкой правителя планеты Медея, когда спустя тридцать лет после заключения пари добрался до этой планеты. А на Медею эту жевачку привезли с Земли, где она и была произведена. Об этом Менестрель узнал из полустертой этикетки на ящике. Я, конечно, понимаю, что для некоторых ящик жевачки, объехавший полгалактики, может явиться редкостным сувениром, но умоляю тебя, Виктор, не давай ее ребенку, который собирается употребить ее в пищу!
Ваш Петр Можжевелов.